ЮЖ. СУДАН

ФЕВРАЛЬ 2018

Сказать, что я всю жизнь мечтал поехать в Южный Судан – покривить душой. Но это была моя предпоследняя страна Африки и ехать было нужно.

В 2011 году после непродолжительной войны Южный Судан отделился от Судана и был признан ООН как самое молодое независимое государство в мире. В 2013 году здесь началась гражданская война между племенами динки и нуэр. Жестокие бои шли по всей территории страны, включая столицу Джубу. Гражданская война идет до сих пор.

ПРИЛЕТ

 Я с интересом смотрел в иллюминатор на приближающуюся Джубу – крошечный одноэтажный городок, который расположился вокруг небольшой горы. Границы города были отчетливо видны, дальше куда не кинь взгляд шел буш и поросшие зеленью холмы. С высоты казалось, что аэропорт Джубы очень оживлен, на стоянках стояло множество самолетов. Но уже на земле я понял, что все эти самолеты – старые советские грузовые борта с символикой ООН. Они возят в страну продукты, медикаменты и другую международную помощь. Мы были единственным пассажирским самолетом в аэропорту.

Собственно никакого аэропорта здесь и нет. Есть четыре больших тента. Два тента на прилете и два тента на вылете. Вы выходите из самолета и пешочком через все поле идете в первую палатку, внутри которой стоят будки паспортного контроля. В очереди всего три белых, я и два ООНовца с голубыми паспортами. Отметку о пересечении границы ставят быстро, вообще без вопросов. Во второй палатке получают багаж. Никакой ленты нет, чемоданы просто сваливают посреди тента внавалку.

С таможней все было гораздо сложнее. У людей, которые стояли передо мной, вручную вывернули все чемоданы. У меня с собой был только рюкзак в котором лежали две сменные футболки и фотоаппарат. Таможенник удивленно спросил, зачем я сюда приехал. Турист ответил я. «У нас не бывает туристов», усомнился таможенник и еще раз обыскал рюкзак. Долго вертел в руках фотоаппарат. Потом спросил, знаю ли я, что у них нельзя фотографировать. Да, знаю, что военные объекты фотографировать нельзя – успокоил я его. «Нет, у нас вообще нельзя фотографировать!» — с угрозой сказал таможенник – «Забудь про свой фотоаппарат и вообще не доставай его если не хочешь неприятности!». В принципе это я и без него знал, но таможенник все равно оказался довольным произведенным эффектом и пропустил меня. Выйдя из второй палатки я очутился на улице – вот и весь аэропорт.

ФОТОГРАФИРОВАНИЕ

 Встречающий меня водитель сразу предупредил, что фотографировать ничего нельзя. По крайней мере в центре точно нельзя, в других местах можно, но только если очень быстро и на мобильный. Проблема только в том, что в Джубе и в центре нечего фоткать, а уж в пригородах просто напрочь отсутствует что либо за что может зацепиться взгляд.

Обычно в «сложных» странах Африки достаточно зорко глядеть, чтобы рядом не было полиции или военных и смело фоткать. Но в Южном Судане все сложнее. Во первых, здесь претензии к фотографирующим предъявляют не для того, чтобы стрясти с них взятку. Местные реально верят, что фотографировать их убожество могут только разведчики и террористы. Во вторых, каждый десятый житель столицы является нештатным сотрудником местной контрразведки.

Когда я первый раз пытался сфотографировать что то на улице, возле мне притормозил обыкновенный велосипедист в рванных штанах. Тут же достал из кармана удостоверение сотрудника местной безопасности и попытался отволочь меня в полицию. Только вмешательство гида и то, что я еще просто не успел ничего сфотографировать – спасло меня от крупных неприятностей. После этого фотоаппарат я вообще не доставал и фотографировал все на Айфон. При этом водителя просто трясло когда я его только доставал, он практически умоляли меня не фотографировать и пожалеть его семью.

ЧТО ПОСМОТРЕТЬ в ГОРОДЕ

Собственно смотреть в Джубе нечего. Это очень небольшой одноэтажный городок, который был глубокой провинцией и вдруг неожиданно стал столицей после отделения Южного Судана.

На всю столицу не больше 20 километров асфальтовых дорог. Едешь по центральной улице и вдруг асфальт обрывается и начинается просто утоптанная грунтовка. И это в центре города. По обочинам огромные свалки мусора.

На главной площади столицы стоит монумент первому президенту страны с хлыстом в руке. Но фотографировать его нельзя. Даже останавливаться рядом нельзя. Десятки зорких глаз военных глядят, чтобы никто, не дай Бог, не сфотографировал этот важный стратегический объект.

Центральный собор Джубы  фотографировать тоже нельзя. Ни снаружи, ни внутри. На стоянке располагается целый взвод охраны, который не дает коварным шпионам украсть изображение сего оборонного объекта.

В самом центре на развязках стоят замечательные памятники охотникам динка на постаментах из сваренных железных труб. Причем сами фигуры по кругу защищены железными прутьями, чтобы не украли. Как правильно многие угадали – их тоже нельзя фотографировать.

Самый главный памятник динка стоит напротив мэрии – чтобы его сфотографировать мне пришлось кружить по площади несколько раз, ведь останавливаться на столь стратегической развязке строго воспрещено.

Большое количество зданий в городе обнесено заборами и что находится за ними абсолютно не понятно. Водитель говорил, что это военные объекты. Так же прямо в городе находятся лагеря внутренних беженцев или как их еще называют перемещенных лиц. Это суданцы которые бежали в более менее безопасную столицу из районов охваченных гражданской войной. Живут они в соломенных хижинах прямо в черте города.

Еще на каждом шагу стоят убогие одноэтажные бараки которые гордо называются министерствами молодой страны. Судя по всему министерств этих огромное количество, из тех, что я видел – министерство по делам беженцев, министерство водоснабжения, министерство тюрем и наказаний, министерство спорта и воспитания и т.д. Каждое министерство охраняется как минимум взводом солдат в голубых касках. Все получают зарплату, все довольны.

Вообщем смотреть в Джубе нечего. Можно просто покататься по городу, ужаснуться и улететь обратно.

СУВЕНИРЫ

 Во всех путеводителях по Джубе отдельно указывается, что здесь есть отличный сувенирный рынок. Действительно, если есть солдаты ООН и сотрудники авиакомпаний, то они должны где то покупать сувениры.

Однако в реальности весь сувенирный рынок это пять или шесть лавочек в которых нет ни одного местного изделия. Весь ассортимент это фигурки массаев из соседней Кении и подделки из Эфиопии. Когда я возмущено спросил у продавцов при чем тут массаи к Южному Судану, весь базар начал дружно уговаривать меня, что Южный Судан это родина массаев.

Местными оказались только сувенирные тарелки и то, заготовки были кенийские с изображением слонов и жирафов, поверх которых гвоздем наносился контур Южного Судана. Ну хоть так.

ЗА ГОРОДОМ

 На самом деле за город Вас без специального разрешения никто не выпустит. Но даже с разрешением за пределы Джубы лучше не выезжать. Если в столице ситуацию более менее контролируют войска ООН, то за пределами города за Вашу жизнь уже никто не поручится. Поэтому посмотреть можно лишь пригороды столицы. Здесь меньше людей, меньше внештатных соглядатателей и фотографировать можно проще. Просто фотографировать нечего.

Вдоль дорог навалены пирамидки камней разных диаметров – здесь продают основной стройматериал. Камни побольше используют для постройки заборов, камни среднего размера для строительства домов, совсем мелкие – для дорог. Добывают камни ручным способом – находят валун побольше, разводят под ним костер, а после нагревания раскалывают их огромными молотами.

КОРОВЫ ДИНКА

В пригороде Джубы есть стоянки народности динка, которые специализируются на продаже местных коров зеба. Но фоткать их тоже нельзя. Поэтому приходится идти на хитрость. Мы с водителем пришли к ним в стойбище как ПОКУПАТЕЛИ. Ну да, так и говорим — хотим купить корову! Местные не очень задумываются зачем белому туристу корова. Начинается торг. Все должно быть очень натурально, иначе не поверят. Торгуется водитель, я важно киваю головой, закатываю глаза, что дорого. В конце этой пьесы говорим, что оставляем залог 5 долларов, но нам надо сфотографировать товар, чтобы показать «биг боссу» и получить у него одобрения. Лишь после этого можно фоткать.

ИНФРАСТРУКТУРА и ОТЕЛИ

Какая либо инфраструктура в городе отсутствует. Нет канализации, водопровода, ограничена подача электричества. Воду развозят грузовики с цистернами. Электричество обеспечивают дизель-генераторы.

Один из лучших отелей города — Оасис Кэмп. Здесь живут пилоты самолетов, ООНовцы, ЮНЕСКО и другие иностранцы. Домики из сэндвич панелей с крышей из железного шифера. Горячая вода нагревается от солнца. Кондиционеры включаются на час каждые два часа, иначе не вытягивают дизель-генераторы. Туалет — септик, которой на жаре ужасно воняет.

Стоимость номера в отеле — 180 долларов в сутки. Когда не конкуренции и нет выбора – рыночные механизмы не работают.

Зато здесь есть отличный бар на берегу Голубого Нила с видом на затопленную во время войны баржу. Весь берег опутан колючей проволокой, поэтому помочить ножки в Ниле не получится. С другой стороны, только за рядом колючей проволоки чувствуешь себя в более менее безопасности.

Во время обеда, а здесь в обеденное время открывается буфет который состоит из риса, картошки и курицы, я встретил троих украинских пилотов. Но они услышав русскую речь попытались от меня очень быстро сбежать. Видимо я показался им подозрительным. Я их понимаю, туристов здесь априори не бывает, а всех других пилотов они знают в лицо.

ОТЛЕТ ДОМОЙ

 Если по прилету в Южный Судан я не успел в достаточной степени познакомится с их замечательным аэропортом, то на обратном вылете я успел вкусить все прелести этого замечательного места.

Зона вылета аэропорта Джуба это два тента. В первом тенте выдают посадочный билет. Никаких компьютеров, никаких сканеров – стоит тетка, ищет твою фамилию в списке, потом вручную пишет на бумажке назначение твоего багажа и приклеивает ее к чемодану. Так же вручную выписывает посадочный талон, который представляет из себе обыкновенный кусок картона.

Второй тент это зона ожидания вылета. Это большой тент в котором стоят ряды стульев. На входе в тент стоит машина для просвечивания багажа. Она естественно не работает. Но ленту машины местные используют как столик для обыска личных вещей. Всю воду и зажигалки изымают. Все фотографии на фотоаппарате просматривают. Так как на фотике у меня ничего не было, меня попросили показать Айфон. Слава Богу, что я успел спрятать все фотографии сделанные в Джубе в секретную папку.

Тент наглухо закрытый, стоят вентиляторы, но они не работают. На улице +42 и под тентом сауна и филиал ада. Туалет один единственный на весь аэропорт – это деревянная кабинка в которой не закрываются двери и запах которой слышно на несколько десятков метров.

Рейс задержали на 3 часа. Через час я понял, что задыхаюсь. На такой жаре в набитом и не проветриваемом тенте просто не было кислорода. Я упросил охранника выпустить меня из тента на взлетную полосу, которая начиналась сразу на выходе из палатки. Кинув рюкзак на раскаленную бетонку я уселся прямо на взлетно-посадочной полосе. От палящего солнца я замотался в запасную футболку, сделав на голове бедуинский тюрбан.

Как я умудрился пережить три часа ожидания в этом аду – я не знаю. Я просто сидел и думал — что я тут делаю? Дома у меня замечательный кондиционер, кока-кола в холодильнике. Что я здесь забыл, в этой Богом забытой стране на +42 на бетонной полосе? Когда объявили посадку — я самый первый добежал по взлетке к самолету Кенийских авиалиний. Когда самолет оторвался от земли, радости моей не было предела.


© Константин Симоненко, 2018-2019

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel



404 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.