СОМАЛИ

АПРЕЛЬ 2018

Посещение Сомали это не знакомство с какими то достопримечательностями или красотами природы, их тут нет. Это полет на Марс, или Плутон. Это абсолютно неизведанная, смертельно опасная и полная адреналина территория. Я шел по улицам разрушенного города среди развалин некогда красивых итальянских особняков, навстречу полуголые местные тащили на плечах тигровых акул, а детишки огромными ножами разделывали черепах. Слева и справа от меня шли автоматчики в шлепках и с гранатами за поясом. Я чувствовал себя космонавтом. Где еще испытаешь такую гамму чувств? В Сомали едут за адреналином. И знаете что? Мне будет не хватать этого чувства.


ИСТОРИЯ (можно пропустить)

До конца 60х годов Сомали была итальянской и английской колонией. Став независимым государством Сомали резко стало строить социализм на деньги СССР. К власти пришел генерал Барре, который не только заключил Договор о дружбе с СССР, но и уговорил советское руководство построить на своей территории военно-морскую базу. После этого поток военной, продовольственной и другой помощи потек в Сомали широкой рекой.

В принципе место для базы было удачным – Сомали расположена вдоль Аденского залива по которому проходят суда которые идут в/из Суэцкого канала. Сейчас соседняя Джибути вообще живет исключительно с того, что на ее территории находятся 6 военных баз. Так что постройка в Сомали военной базы СССР было оправданным. Советский Союз начал поставлять в Сомали танки, самолеты, строить школы, дороги и электростанции. В страну приехали тысячи советских учителей, агрономов, инженеров.

В Сомали, как и в большинстве стран Африки клановая система и конечно же быстрому возвышению генерала Барре и его клана были рады далеко не все. Вообщем решил товарищ Барре устроить маленькую войнушку, чтобы быстрая и очевидная победа заткнула рот всем завистникам и оппонентам из других кланов. Стал он думать на кого же напасть.  Решено было остановится на Эфиопии. Там недавно произошла революция, император был свергнут, а новые власти еще чувствовали себя не так уверено. Короче идеальный вариант куда бы можно было по быстрому вторгнуться. Напасть было решено на провинцию Огаден, в которой жило много сомалиговорящих.

Вначале наступление сомалийских войск шло очень успешно. Но Барре не учел главного – реакцию СССР. Ведь Эфиопия тоже стала «социалистической» и на нее у советского руководства были большие планы. СССР в ультимативной форме потребовала от Барре немедленно вывести войска из Эфиопии. В поддержку этих требований Куба перебросила в район боевых действий свой спецназ, а из Анголы прибыла целая дивизия отлично вооруженных и тренированных солдат. Барре срочно вылетел в Москву чтобы уговорить Брежнева не вмешиваться в конфликт, но Москва была в ярости от того, что Барре позволил себе такие вольности без ее разрешения.

После возвращения из Москвы Барре разорвал договор о дружбе с СССР и заявил, что дает неделю срока, чтобы из Сомали убрались все советские специалисты и дипломаты. Все имущество СССР на территории Сомали, а его было немало, национализировалось. В одно мгновение огромный советский контингент из друзей, которые помогали отстраивать новую Сомали, превратились во врагов. На всех советских объектах было отключено электричество и подача воды. Прекратились любые поставки продовольствия, Посольство СССР и советские объекты были блокированы войсками Сомали.

Советский Союз очень обиделся на такое отношение и решил публично наказать бывшего подопечного. В Эфиопию было переброшено огромное количество танков, самолетов и ракетных установок. Лучшие советские военные специалисты взяли командование эфиопской армии на себя. В последующие несколько месяцев Эфиопия наголову разбила армию Сомали, потери которой доходили до 50% личного состава. Вместо маленькой победоносной войны Барре лишился своей армии и получил позор и лавину критики от своих оппонентов. Собственно говоря поражение в этой войне и стало концом Сомали как государства.

ТРАЙБАЛИЗМ и РАЗВАЛ СОМАЛИ

Понятие трайбализм происходит от английского «трайб» — племя/клан. При трайбализме общество обычно поделено на племенные кланы и приоритет отдается не интересам государства, а интересам определенного племени.  Кто бы не пришел к власти – он назначает на все главные посты представителей только своего клана, которые начинают подавлять и грабить представителей остальных племен, естественно вызывая их недовольство.

Вообще трайбализм одна из основных проблем Африки. Жили в Африке 200-300 племен со своими языками, вождями, верованиями и традициями. Потом пришли белые, захватили территории, провели линейкой по карте прямые линии границ своих колоний и сказали – все, нет у вас больше племен – теперь вы все новое государство – к примеру Сомали.

А местным плевать на это самое Сомали. Они как были племенем так и остались племенем, а там за рекой другое племя, враждебное. Сотни лет они враждовали, убивали другу друга, захватывали и продавали в рабство. А потом в один момент им говорят, что они теперь в одном государстве и они теперь все сомалийцы. А это в Африке не работает. Местные прежде всего принадлежат племени, а потом уже государству. Пример Руанды очень хорошо это показал, когда в рамках одного государства одно племя  пошло войной на другое.

В Сомали есть шесть основных племен, пять из которых естественно были в жесткой конфронтации к клану Барре. Когда Сомали проиграла войну Эфиопии другие кланы естественно воспользовались ситуацией – во первых подконтрольная Барре армия была разбита, во вторых они заявили, что клан так позорно проигравший войну больше не может находится у власти. Кроме того в отсутствии помощи из СССР в Сомали разразился жесточайший экономический кризис.

Началась гражданская война, которая вскоре превратилась даже не в войну против власти, а войну между кланами. Северная часть Сомали (бывшая британская колония) отделилась от Сомали и провозгласила независимость под названием Сомалиленд. Над другой частью страны, которая стала называть себя Пунтленд, был фактически утерян контроль, хотя она и не объявляла об отделении. В стране начался голод.

В 1991 году в Сомали были введены войска ООН задачей которых было стабилизировать ситуацию. В 1993 году в течении одного дня были убиты 18 американских солдат и сбиты два американских вертолета. Американские СМИ подняли волну дискуссий, что американцы не должны быть втянуты в гражданскую войну в Сомали. В этом же году весь американский контингент был выведен из Сомали, а через год из страны ушли все миротворцы. Сомали была предоставлена сама себе и погрузилась в хаос в котором находится до сих пор.

Основная проблема в Сомали на данный момент это исламисткая организация «аш-Шабааб». По сути под контролем правительства находится только столица и окрестности, остальная часть страны находится под контролем Аш-Шабааб, полевых командиров, кланов и просто местных племен.

МУКИ ВЫБОРА

Самой безопасной частью Сомали конечно же является Сомалиленд. Там есть центральная власть, которая контролирует всю территорию страны. Там нет исламистов и там тебя не похитят сразу после выхода из гостиницы.

Несмотря на то, что Сомалиленд является де факто полностью независимой страной со своей армией, правительством, визовой системой и даже деньгами – ее не признало ни одно государство мира. Поэтому де-юре Сомалиленд это как бы часть большого Сомали.

Многие путешественники пользуются тем, что абсолютно безопасная Сомалиленд это «вроде как» Сомали, едут в Хагресию и ставят галочку, мол Сомали посетил. Собственно говоря вначале я хотел сделать так же. Но замучала совесть. На мой взгляд это не совсем честно. Разница в риске, сложности и опасности между Сомали и Сомалилендом колоссальная. Поэтому я все же решил поехать именно в Могадишо, столицу разрываемой гражданской войной Сомали.

ВИЗА

Визу в Сомали ставят в самом аэропорту по прилету, но для этого вначале надо получить специальное разрешение на въезд от Министерства иностранных дел Сомали.  Туристических виз в Сомали не выдают в принципе. Нет такой категории виз. Только рабочие. Поэтому мы были украинскими вертолетчиками. Сомалийским пограничникам было глубоко фиолетово кто и зачем к ним едет, они просто вклеили визу и поставили штамп. А вот моих попутчиков, которые летели из Джибути долго пытали про цель поездки, но услышав, что они вертолетчики – все вопросы сразу снялись.

На получение разрешения принимающая сторона подала за неделю до нашего прилета, объясняя это вопросом безопасности – чем позже местные узнают о приезде иностранцев, тем лучше. Может с точки зрения безопасности это и верно, но когда до отлета оставались сутки, а разрешения на руках еще не было, это было немного стремно. Впрочем, ровно за 16 часов до вылета все разрешения нам все таки выслали.

Лучше всего в Сомали лететь Турецкими Авиалиниями  – достаточно удобный рейс из Стамбула с короткой посадкой в Джибути. Вот только цены на билеты совсем не радуют. Вообще турок в Сомали много, прежде всего они тренируют сомалийский спецназ и охрану президента. Кроме того они обслуживают единственный аэропорт в стране.

ОХРАНА И БЕЗОПАСНОСТЬ

Проехав к тому времени 185 стран я брал охрану всего лишь один раз – в Афганистане, но там охрана нужна была скорее для быстрого прохождения блок постов, чем по соображениям безопасности. В Сомали же без охрана никак, просто без вариантов.

Около 70% населения Могадишо находится без работы и без средств к существованию – похищение белого это хороший вариант прокормить свою семью. Белого кидают под замок, связываются с родными или с Посольством государства гражданином которого тот является и начинается торг за выкуп. Собственно знаменитый сомалийские пираты этим и занимались.

Но все же основную опасность сейчас представляет связанная с Аль-Каидой исламистская группа  Аш-Шабаб, которая контролирует большую часть страны.  Тяжелого вооружения у террористов нет и пару лет назад группировка потерпела поражение в прямых боестолкновениях с правительственными войсками. После этого Аш-Шабаш перешла к тактике  партизанской войны и в Могадишо каждую неделю начались взрывы, убийства и похищения.  В октябре 2017 года, за полгода до нашего приезда, Аш-Шабаб устроил теракт с двойным взрывом в центре города, когда погибли почти 600 мирных жителей города. Насчет иностранцев у террористов конечно главная цель – похищение. А там как повезет, или выкуп требовать будут или какие то политические требования или просто голову отрежут в прямом эфире Аль Джазиры.

На мой вопрос украинскому вертолетчику, который работает в Могадишо уже полтора года, возможно ли теоретически гулять белым по городу без охраны – тот ответил, что в принципе шансы такие же как у пачки стодолларовых купюр самостоятельно прогуляться ночью по Троещине.

Все иностранные специалисты живут в так называемой «зеленой зоне». Здесь же располагаются посольства иностранных государств и само правительство Сомали. Зона эта небольшая – аэропорт и квадратный километр вокруг него. От остального мира эта зона отгорожена блокпостами, бетонными заборами и колючей проволокой.  Вроде как считается, что в Зеленой Зоне безопасно. Тем не менее даже в Зеленой зоне каждое здание защищено специальными бетонными блоками, которые будут гасить взрывную волну в случае подрыва рядом автомобиля со взрывчаткой.

Для выезда из Зеленой зоны мы использовали две машины — джип и фургон. В джипе мы, безумные туристы, а в фургоне четыре автоматчика в открытом кузове. Они впереди, мы сзади. Стекла джипа затонированы наглухо. Почти все фотки из машины были сделаны через узенькую не затонированную полоску в лобовом стекле. Номера с обоих машин скручивались перед выездом из отеля.

По городу мы перемещались на максимально возможной скорости, когда надо выходя на встречную полосу, на бордюры или просто сталкивая тук-туки на обочину. Самая большая опасность для туристов это пробки. Во всех известных случаях похищения — террористы устраивали пробки, чтобы обездвижить машины, а потом нападали. Поэтому наша охрана очень нервничала, когда мы замедляли движение.  Один раз мы все же попали в затор из тук-туков, коров и грузовиков – охрана тут же встала в стойку, ощетинившись автоматами – один из охранников спрыгнул с кузова и пошел разруливать затор, а второй просто начал палить в воздух из калаша. Пробка на удивление быстро рассосалась.

Второе правило безопасности — никогда не оставаться на одном месте долгое время. Мы пробыли на рыбном рынке полчаса и были бы там еще час, но охрана резко скомандовала — «В машину срочно, о нас уже знают». Что это значило, я не знаю. Но звучало очень убедительно. Когда мы где то останавливались, вначале охрана осматривала место, потом выходили мы. Когда мы шли по городу, они брали нас в «коробочку», когда мы в середине квадрата, а они по углам. Автоматы у них всегда были сняты с предохранителя, а в разгрузке было 5 запасных рожков. Я в шутку спросил есть ли у них гранаты и совсем не в шутку они у них были.

Когда я летел в Могадишу, то был уверен, что охрана будет бутафорской, чтобы просто снять с туриков побольше денег. Но нет, ребята были профи — отрабатывали свои деньги на все 100 процентов. Собственно может и люди в Сомали нам показались такими добрыми и приветливыми именно потому, что за нашими спинами всегда стояли четверо парней с рефлексами овчарки и с автоматами на перевес. Наши ангелы хранители.

ВЫЕЗД В ГОРОД

Первое, что бросается в глаза – огромное количество людей с оружием. Такими кортежами, когда впереди фургон с автоматчиками, а следом джип с пассажирами передвигаются почти все местные чиновники. Если чиновники высокого ранга, то сзади добавляли фургон со станковым пулеметом. Перед каждым магазином или конторой обязательно стоял человек с автоматом. Даже в нашей гостинице в Зеленой зоне перед лифтом сидел на табуретке мужик с автоматом и в бронежилете, лифтер короче.

Практически на каждом перекрестке стоит блокпост с обязательным пулеметом, мешками с песком и камуфляжной сеткой. В отличии от других африканских стран, где блок посты ставят исключительно для того, чтобы снять денег с проезжающих, здесь было все серьезно. Шлагбаумы были не декоративными, а реальными сваренными трубами с усилением. Укрепления были на совесть и солдаты на жаре сидели в полной экипировке выцеливая каждую подъезжающую машину. Иногда казалось, что едешь в прифронтовой зоне. Впрочем так оно и было.

РЫБНЫЙ РЫНОК

Рыбный рынок в Старом Городе это место где всегда бурлит жизнь. С пристани рыбачьих лодок сюда доставляют только что выловленную рыбу. Часть рыбы разделывают прямо здесь, вывозят требуху на огромной тачке на пляж и скидывают ее в океан.

Часть рыбы продают целиком. Кровью залит весь пол, в некоторых местах по щиколотку. Здесь есть все — марлины, акулы молот, тунцы и даже дельфины.

На базаре продавцы запретили нам фоткать дельфинов. Как только они увидели камеры, они просто уволокли тушки дельфинов куда то вглубь рынка. Потом мы увидели дельфина которого несли на рынок и упросили носильщика его сфотографировать.

 

Нам рассказали, что дельфинов не едят, а используются рыбаками как наживка для ловли акул. Но тогда мне не понятно, зачем дельфинов приносят на рынок? Оставляли бы в лодках. Вообщем — темная история.

На рынке было реально интересно, где еще увидишь как огромными тесаками рубят рыбу-меч или шинкуют настоящую акулу. Вообще на рынке местные вели себя достаточно дружелюбно, позировали для фоток и фоткались вместе с нами. Впрочем может их дружелюбие объяснялось четырьмя автоматчиками за нашей спиной?

НАБЕРЕЖНАЯ

Напротив рынка начинается Набережная Могадишо. Когда то  это было место с белоснежными пляжами, ресторанчиками и кафе —любимое место отдыха жителей столицы. Но это было давно, до войны. Сейчас же я курил не переставая, чтобы хоть как то забить смрад который был повсюду. Я не понимаю как можно было так загадить это место.

Местные просто тоннами скидывают мусор с высоких парапетов, под которыми образовались целые Эвересты пустых пластиковых бутылок, банок и рухляди. Даже океан, который обычно штормом уносит подобные свалки в море, не справился с задачей очистить это место.

Кроме искусственного мусора все вокруг завалено пустыми панцирями черепах. Местные ловят черепах, потрошат их, а панцири  кидают прямо на месте разделки. Тут же на набережной дети разделывают мясо и варят суп из черепах. Я подошел к ребятишкам, которые были заняты приготовлением чего то съедобного из черепахи. Пацанам лет по шесть, но как ловко они орудовали огромными тесаками. Мне даже стало не по себе когда лезвия мелькали прямо перед моим носом. Гид наш предложил бизнес – мол, давай продавать панцири черепах в Европу, тут они ничего не стоят, а на Западе из них можно делать сувениры и украшения.

Рядом с мусорными горами на ровном откосе скалы местные рыбаки разложили сотни разделанных тушек акул – так они вялят мясо под палящим сомалийским солнцем. Выглядит очень прикольно, но как же оно все воняет.

Самое печальное, что здесь живут люди — самые бедные слои населения. Из мусора они строят хижины, а панцири черепах используют как крышки для бочек в которых хранят дождевую воду.

СТАРЫЙ ИТАЛЬЯНСКИЙ МАЯК

Одна из немногих достопримечательностей Могадишо — Старый Маяк, который был построен 100 лет назад итальянцами. Маяк давно заброшен, сейчас это просто развалины, которые лишь напоминают о былом благополучии страны. Здесь же находится рыбачья гавань, куда пристают рыбачьи лодки с уловом.

Между Маяком и Рыбным рынком — 500 метров. Как только прибывает лодка со свежим уловом — поджарые носильщики хватают рыбу и волокут ее на рынок. Если улов слишком большой, например акула, ее распиливают пополам и доставляют на рынок по частям. Обычно тащат прямо на плечах, тележки тут только для особо огромных акул.

Несколько лет назад здесь случился инцидент, который чуть было не привел к трагедии. Наш гид показывал маяк двум китайским туристам и уже возвращался к машине, когда им навстречу вышла группа туристов из Турции. Естественно турки шли тоже с охраной. В Могадишу вообще не бывает туристов, поэтому встреча двух туристических групп настолько маловероятное событие, что такую ситуацию просто никто не просчитывал.

Охрана которая шла с нашим гидом увидела незнакомых вооруженных людей в камуфляже. Реакция была мгновенной — китайских туристов положили носом в песок и открыли огонь по охране турков, думая, что это террористы. Те, в свою очередь, положили носом в песок турков и ответили встречным огнем. В течении нескольких минут две туристические группы вели встречный уличный бой. Так как обе группы вызвали по рации подмогу национальной гвардии и вертолетов — те быстро разобрались в ситуации и приказали и тем и другим прекратить огонь. Чудом никто не пострадал.

ПЛЯЖ ЛИДО

Самое крутое место в Могадишо — пляж Лидо. Здесь белоснежный песок и почти нет мусора. На пляже стоит самый крутой ресторан города. Со стороны улицы въезд в него напоминает бункер — бетонные заграждения от машин начиненных взрывчаткой, колючая проволока и автоматчики. Зато терраса ресторана выходит прямо на океан. И здесь подают восхитительных лобстеров, кальмаров и рыбу. Все свежее, прямо из океана.

В ресторане нельзя курить. Вообще в Сомали нигде нельзя курить, даже на открытых площадках кафе или на балконах. Везде таблички — курение убивает. Мне было немного смешно видеть борьбу с курением в стране, где, чтобы остаться в живых нужно ходить с четырьмя автоматчиками.

Пока мы ели — охрана заблокировала вход в ресторан со стороны пляжа. Всего полтора года назад в этом ресторане был произведен теракт. Вначале террористы взорвали автомобиль рядом с рестораном, а потом напали на посетителей со стороны океана. Погибло 19 посетителей ресторана. Так что пока мы ели, охрана расположилась на ступеньках ресторана и зорко оглядывали окрестности.

Мы вышли погулять на пляж – посмотрели на рыбачьи лодки и даже сыграли в футбол с местными. Мне показалось, что именно на пляже охрана напрягалась больше всего.

СБИТЫЙ САМОЛЕТ

10 лет назад в Могадишо был поврежден белорусский транспортный самолет, который перевозил военную технику для миротворческих сил. Белорусы послали еще один борт – Ил-76, который должен был снять все ценное оборудование с поврежденного самолета. При взлете из аэропорта Могадишо ИЛ-76 был сбит из Стингера и рухнул прямо на жилые кварталы города.

Долгое время обломки самолета были своего рода достопримечательностью. Ну где еще может лежать почти целый самолет прямо на тротуаре улицы. Но увы, буквально год назад эти обломки все же убрали. Разрезали на куски и вывезли на свалку за город.

Мы начали просить нашего гида и охрану, что очень, ну вот просто очень хотим увидеть эти обломки. Все таки это был хороший повод выбраться за пределы Могадишу. Охрана согласилась.

На самом деле от самолета почти ничего не осталось – просто куски метала и обводы иллюминаторов. Я даже фотографировать не стал.  Зато выбрались за город, где заехав на пустырь смогли наконец сделать фотосессию с охраной.

СУВЕНИРЫ, ДЕНЬГИ

В Сомали нет туристов, соответственно нет и сувениров. Есть правда один магазинчик, с хозяином которого надо созвониться заранее, чтобы он его открыл и ждал посетителей на определенное время.

Сувениры там конечно не фонтант, скорее выставка поделок школьников начальных классов. Понятно, что я купил тарелки в коллекцию, монеты и банкноты по 100 шилингов. Причем банкноты действующие. Просто они не в ходу.

Вообще с местными деньгами тут ситуация занятная. Последние новые банкноты печатались в 1996 году. Потом война, перевороты, опять война – не до банкнот было. За 22 года использования банкноты превратились просто в бумажные тряпки. Когда мы меняли деньги, то мне дали ворох рваной бумаги спрессованный в пачки. Один доллар равен 23 000 шилингов. Самая крупная сомалийская банкнота – тысяча шилингов. Поэтому 100 долларов обменивают на 2 300 бумажек спрессованных в пачки, которые даже никто не распаковывает и не пересчитывает – определяют по весу и толщине.

Хотя с шиллингами можно и не заморачиваться – везде принимают доллары. Правда лучше иметь купюры небольшого достоинства – 5, 10, 20 долларов. Сдачи у местных нет. Даже в ресторане Лидо не было. Сдачу они обычно скидывают на мобильный, пополняя счет местного оператора.

ОТЕЛЬ, ОДЕЖДА

Принимающая сторона просила нас не указывать название отеля в котором мы жили, хотя это достаточно глупо, потому как там единственный более – менее приличный отель. Ну, просили, значит не буду.

Отель находится в «Зеленой Зоне» в 2 километрах от аэропорта. С крыши отеля открывается вид прямо на взлетно-посадочную полосу. Отель больше походит на крепость. По большому периметру вокруг отеля установлены бетонные блоки шириной 3 метра минимум. Это на случай если грузовики будут таранить ограждения чтобы прорваться на территорию отеля. Или если будут взрывать машину начиненную взрывчаткой, то бетонные отвалы погасят взрывную волну.

И эти предосторожности совсем не лишние – чуть больше двух лет назад напротив нашей гостиницы взорвали машину со врывчаткой и обрушили крыло здания, погибло более 50 человек. За полгода до моего приезда, в октябре 2017,  была взорвана соседняя гостиница Сафари, двери которой протаранил грузовик со взрывчаткой. Тогда погибли 40 человек. Вообще отели здесь это цель террористов и чем лучше отель, тем серьезнее его защищают.

После внешнего периметра из бетонных блоков идет въезд непосредственно к отелю в виде змейки из заграждений. После того как машина заезжает — за ней закрываются огромные шлагбаумы, запирая въезжающую машину как в шлюзе. Потом идет досмотр машины и пассажиров. Для того, чтобы войти непосредственно в отель нужно пройти полный досмотр вещей и пройти рамку металлоискателя. Причем это не формальный досмотр как во всех других странах Африки. Тут даже металосикатель работает. Ночью на крыше отеля дежурил снайпер с которым я познакомился когда ходил туда курить.

Гостиница – честная двойка. Горячей воды нет в принципе. Даже краник в душе всего один – просто включить воду. А там уже как повезет. Если мыться днем, когда вода в баках успела нагреться – будет еле теплая, если утром – будет ледяная. Но даже в теплой воде мыться не очень приятно – воду здесь хлорируют так, что создается впечатление, что умываешься отбеливателем.

Кормят сносно – рис, вермишель и тушенная верблюжатина. Алкоголя нет в принципе. Даже если его привезти с собой – его изымает охрана при досмотре на входе. Впрочем, если залить виски в бутылку из под кока-колы….

Из неприятного – мне в категорической форме запретили одевать шорты. Я настаивал, но охрана заявила прямо – в шортах в город ты не пойдешь, закидают камнями. Пришлось в +35 ходить в джинсах чтобы не обижать местное население.

ОТЛЕТ

По прилету в Могадишо пассажиров практически не досматривают. Но вот при вылете уже отрываются по полной. Чтобы въехать на территорию аэропорта ты должен поставить машину с багажом в отстойник, сам выйти из машины и ждать пока машину досмотрят. Потом уже с багажом заходишь в отдельное помещение, оставляешь багаж и ждешь на отдельной площадке. Местные выводят обученных собак, которые обнюхивают каждый чемодан в поисках взрывчатки. Потом идет стандартное рентгеновское сканирование багажа, причем за экраном монитора наблюдают сразу три человека, страхуя и контролируя друг друга. На этом досмотр сомалийцами окончен и начинается досмотр турками. Да, Турецкие авиалинии создали свою собственную систему безопасности для своих рейсов. Опять просветка багажа и личный досмотр, после которого тебя с ручной кладью запускают в зал ожидания. Когда объявляют начало посадки на самолет всех пассажиров просят поставить свою ручную кладь на специальную площадку где ее опять обнюхивают собаки и только тогда, по одному начинают запускать в самолет. Наверное это был единственный случай, когда меня не раздражали все эти проверки.


© Константин Симоненко, 2019

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel





3 552 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.