СОЛОМОНОВЫ острова

ИЮНЬ 2018

Соломоновы острова — бывшая британская колония, которая в 1978 году получила независимость. В 2000 году в стране произошел переворот, и местные племена начали клановую войну за власть. Страну захлестнула жесточайшая криминальная война между кланами. Все иностранцы были эвакуированы из страны. У Соломоновых островов были все шансы стать вторым Сомали, но в 2003 году в ситуацию вмешалась Австралия.

Австралия, Новая Зеландия и Фиджи ввели на Соломоновы острова свои войска. Благодаря подавляющему техническому превосходству буквально за считанные месяцы криминальные группировки были уничтожены, сопротивление подавлено и восстановлена законность и порядок. Вплоть до 2013 года вооруженные силы Австралии оставались в стране — с нуля создавая и тренируя местную полицию и армию. Сейчас на Соломоновых островах относительно безопасно.

БЛОНДИНЫ

Первое, что бросается в глаза на Соломоновых островах, — чернокожие блондины. Вы не ослышались. Я сам был безмерно удивлен, когда в первый раз увидел на улице местного жителя, абсолютно темнокожего, но со светлыми вьющимися волосами. Даже подумал, что это мода у них такая на мелирование. Потом встретил еще одного «модного» и еще одного. Особенно это хорошо заметно у детей, русые кудряшки у каждого второго.

Оказалось, что это такая местная особенность — уникальная мутация гена, отвечающего за пигментацию. Причем в одной семье половина детей может быть русыми, а половина — с обыкновенными черными щетками, тут как повезет.

Со стороны смотрится, конечно, удивительно. Кожа черная, черты лица как у африканца, а на голове светлые кудряшки. Местные страшно гордятся своими русыми волосами — считается, что в жизни русым везет больше.

ДЕРЕВНИ

Первое впечатление от Соломоновых островов — я все это уже где-то видел! Чернокожие, кругом мусор, разруха, безработица… да это же Африка! Такой же менталитет у людей, такая же окружающая среда и даже способ ведения хозяйства. Впрочем, тут гораздо безопаснее, чем в Африке.

Мне всегда интереснее посмотреть, как живут люди, чем осматривать очередные мемориалы и музеи в столице. Поэтому я отправился за город, осматривать деревушки в 30-50 километрах от столицы.

Деревни здесь большие — жителей обычно 300-400 человек. Очень напоминает африканские деревни, но, конечно, побогаче. Есть электричество, даже спутниковые тарелки. А вот быт — чистая Африка. Все кухни — обыкновенные навесы, в которых стоят дровяные печки, сделанные из железных бочек.

Канализации и водопровода нет. Воду подвозят водовозки и переливают в огромный бак — один на всю деревню, местные потом из него берут, кому сколько надо. Канализация, понятно, в ближайшей рощице.

Основная еда — рис с кокосовой стружкой, кассава и куриное мясо. По праздникам обязательно забивают свинью. Кстати, в каждой деревушке есть отдельно вынесенные загоны для хрюшек, поднятые на ножках над землей. В домах животных не держат.

Ради эксперимента я решил попробовать на себе все тяготы местного быта и попросил научить меня готовить пирог из кокоса. Местные пожали плечами: без проблем, говорят. Дали мне в руки специальные ремни с петлями, благодаря которым можно карабкаться на высокие пальмы. Показали, как ими пользоваться, оказалось, не так уж и сложно, даже с моим весом. Два ремня — один для ног с петлями, а второй руками забрасываешь выше по стволу, подтягивая после этого ноги. Взобрался я на верхушку пальмы, открутил пару кокосов и кинул их вниз. Местные снизу показывают, мол, молодец турист, спускайся!

Дальше начались проблемы. На земле мне показали только, как с помощью ремней подниматься вверх, а вот спуск мы как-то пропустили. Торчу я на самой верхушке, держусь за ремни, а как вниз спуститься — не знаю. Местные снизу что-то кричат, но я не слышу, высота метров 10, не меньше. Верхушка пальмы от ветра раскачивается потихоньку. Страшно. И экспериментировать, чтобы понять, как спускаться, не хочется. Грохнусь — костей не соберу. Но выход нашли — местные на соседнюю пальму взобрались и там на примере показали, что с ремнями делать, чтобы спуститься. Вывод из этого всего я сделал — всегда дочитывайте инструкцию до конца!

На земле местные поинтересовались, хочу ли я продолжать эксперимент? Конечно! Мне дали кокос и короткий ломик с широким острым концом. Местные на своем коверканном английском сказали, что надо кокос открыть. Это сейчас я знаю, как кокосы чистят и открывают, а тогда я был еще зеленый, как этот самый кокос. Повертел я в руках кокос, положил на землю и как шарахну по нему ломиком со всей пролетарской ненавистью.

Местные за голову схватились, кокос отобрали, ломик отняли. «Все, — говорят, — сиди, турист, на бревнышке, смотри и не мешай!». Оказалось, ломик надо было одним концом воткнуть в землю плотно, а об второй заостренный край чистить кокос от зеленой кожуры. Печь кокосовую стружку в печке из разрезанной пополам железной бочки я благоразумно отказался.

Как ни странно, но даже в такой бедной деревне почти в каждой семье была машина — ржавый 30-летний японец. Их покупают за копейки у японцев, которым легче привезти свое старье на Соломоновы острова, чем утилизировать у себя в Японии.

Через пару лет эксплуатации машина, конечно же, умирает, и ее просто бросают. Чинить дороже. Поэтому в каждой деревне есть своя собственная свалка автомобилей.

ХОНИАРА

Столица Хониара — это небольшой город с населением 60 тысяч человек. Вся жизнь города сосредоточена на длиннющей улице, которая идет вдоль побережья.

На этой улице есть приличные магазины, офисы, отели и рестораны. Каких-то сверхинтересных достопримечательностей в Хониаре нет, но пару часов можно походить.

Первым делом я отправился на городской рынок, походить среди народа, посмотреть, что едят, о чем говорят.

На рынке атмосфера дружеская, местные без вопросов соглашались фотографироваться и даже бесплатно давали попробовать свой товар. Но при этом абсолютно не торгуются. Все цены написаны на ценниках, и они практически фиксированы.

Застал на базаре интересную сценку — директор рынка  в мегафон кричал местным торговцам, что администрации рынка надоело каждую неделю вызывать специальных мойщиков, чтобы те оттирали асфальт от красных плевков бетеля.

Бетель — это растение, чьи листья используют как весьма распространенное в Океании природное тонизирующее средство. Листья бетеля смешивают с известкой и табаком, после чего засовывают себе за щеку. Слюна вместе с табаком и известкой растворяет бетель, и наступает резкий прилив сил и легкое опьянение.

При этом слюна окрашивается в ярко-красный цвет, и при сплевывании на асфальте остаются большие нестираемые бордовые кляксы. Я, как настоящий исследователь, тоже решил попробовать бетель. Подошел к продавцу, который разложил на прилавке целую кучку листьев, и спросил стоимость. Когда продавец открыл рот, я ужаснулся. Все зубы были черно-красные, десны воспалившиеся. Именно это происходит при постоянном жевании бетеля, и этот вид резко отбил желание иметь с ним дело.

Зашел я в Национальный музей — не очень большой, но достаточно интересный. Единственное, что смутило, — во дворе музея стоят две деревянные копии статуй с острова Пасхи. Австралийские туристы с удовольствием фотографировались на их фоне, мол, народное творчество Океании. Я подошел к местному гиду, говорю, это же с Пасхи статуи. Гид только отмахнулся, мол, остров Пасхи — тоже Океания, и мы Океания, какая разница. Обидно мне стало, я 10 лет на остров Пасхи мечтаю попасть, а они тут девальвируют ценность моей мечты.

Недалеко от музея находится ремесленный рынок. Сувениры на Соломоновых островах — одни из лучших в Океании. Тут и выбор огромный, и качество отличное, но главное, отношение местных умельцев к туристам и своему товару. Кроме тарелок, я люблю привозить из поездок какое-то аутентичное охотничье оружие. В Кении выменял у массаев настоящее копье, с которым они на львов ходят. Пигмеи мне свои крошечные лук и стрелы подарили. В Суринаме купил охотничью духовую трубку. На Соломоновых островах присмотрел себе очень симпатичную дубинку из местного твердого дерева. Красивая дубинка, ребристая, из цельного куска дерева сделанная, с рукояткой, копрой перемотанной. Загляденье, а не дубинка.

Дедушка-продавец заметил мой интерес и давай дубинку нахваливать, мол, такими дубинами его предки всю Океанию в страхе держали. Пытаясь сбить цену, я сказал, что не надо мне тут заливать, это же просто сувенир. Возмущение дедушки было неподдельным. Он выхватил у меня дубину и со всего маху хрястнул ей по табуретке, на которой до этого сидел. Табуретка в щепки. Еще раз замахнулся — и хрясь по табуретке соседа по прилавку. Табуретка в щепки. Сосед в шоке. Я в шоке.

Купил дубинку сразу и не торгуясь. Не то, чтобы я представил, что следующим замахом он хряснет меня по башке, совсем нет, просто сразу видно, что товар качественный.

БИТВА за ГУАДАЛКАНАЛ

Не знаю почему, но по всему побережью разбросаны остовы брошенных ржавых кораблей. Даже в самом центре, в районе центрального рынка прямо у причальной стенки стоит полузатонувший ржавый сухогруз.

Кроме того, в окрестностях на дне лежит огромное количество потопленных во время войны американских и японских военных кораблей. Здесь это целая отдельная туристическая индустрия — погружения на потопленные корабли.

Во время Второй мировой войны на Соломоновых островах разыгралась самая кровавая битва на Тихом океане, которую называют Битвой за Гаудалканал. Остров имел стратегическое значение, так как позволял контролировать линии снабжения между Австралией и США. Вначале остров захватили японцы и начали строить авиабазы, чтобы перехватывать австралийские конвои. Американцы этого стерпеть не могли и выбили их с острова, пока они не сильно закрепились. Последующие два года японцы безуспешно пытались вернуть себе Гаудалканал, штурмуя его с воздуха и океана.

В Битве за Гаудаканал принимал участие лейтенант Джон Кеннеди, ставший впоследствии президентом США. Джон командовал торпедным катером и потопил несколько японских кораблей. В одном из ночных рейдов японский эсминец протаранил катер будущего президента, разрезав его пополам. В течение пяти часов команда катера вплавь добиралась до ближайшего берега. Там они прятались от японцев, пока их не обнаружили местные. Кеннеди на кокосовой скорлупе выцарапал координаты острова и передал их местным, которые проплыли на каноэ почти 60 километров до ближайшей американской базы и передали им послание. Через неделю команду лейтенанта спас новозеландский катер. Уже став президентом, Кеннеди хранил кокосовую скорлупу на стене своего кабинета в Белом доме.


Подробней о самых опасных и экзотических странах можно прочесть в моей новой книге «ДВА МИЛЛИОНА КИЛОМЕТРОВ ДО МЕЧТЫ».  Более 300 авторских фотографий и 468 страниц полных приключений и юмора.  Книгу можно заказать здесь: www.aroundworld.com.ua


© Константин Симоненко, 2021

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel


337 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.