МАВРИТАНИЯ

Половина территории Мавритании — это пустыня Сахара. Остальная половина — тоже пустыня, только называется по-другому. Водоемов нет, растительности нет, животного мира почти нет. Из животных — скорпионы, тушканчики и шакалы.

Официально Мавритания — одна из самых беднейших стран мира. На всю страну всего два города. Уровень безработицы около 30 %. Это официально. А неофициально я вообще не понимаю, чем они там все занимаются, кроме рыбаков.

Но есть в Мавритании одна особенность, которая отличает ее от других стран.

РАБСТВО

Мавритания — единственная страна в мире, где до сих пор существует рабство. Настоящее, реальное рабство со всеми атрибутами — рабов можно продавать, дарить, получать в наследство.

До 1981 года рабство в Мавритании было официально прописано в Конституции. Потом, под нажимом ООН, из Конституции исключили пункты о рабстве. Но при этом никакой ответственности за рабовладение и принудительный труд не вводили вплоть до 2007 года. Впрочем, все эти годы ни один рабовладелец не был привлечен к суду. Рабство как было, так и осталось. По оценкам ООН, в рабстве находится не менее 600 тысяч мавританцев или около 20 % населения страны.

Нет, туристам в Мавритании ничего не угрожает. Рабами может быть только местное черное население. А рабовладельцами — берберы и арабы. За многие годы сложилась целая каста черного населения под названием харатим — все они рабы уже много-много поколений. Обычно рабы выполняют всю грязную работу — разделывают рыбу, разносят воду по домам, убирают улицы. Рабы убеждены, что после смерти попадут в рай, только если будут выполнять волю господ. Психологи, изучавшие этот феномен, даже название ему придумали — «синдром дяди Тома».

Я напрямую спросил одного из берберов, есть ли у него рабы. Он очень не хотел отвечать. Но я уговорил. Я же адвокат. Не только уговорил, но и упросил показать их. Фотографировать мне запретили, но дали с ними пообщаться. Люди как люди. Живут целой семьей, муж с женой и трое детей. Дети тоже рабы. Мужчина сказал, что ему все нравится — у семьи есть крыша над головой, ему не приходится думать, где взять еду или заработать денег. Об этом заботится хозяин. Если кто-то из семьи заболеет — их вылечат. Им нужно только выполнять приказы, все остальные заботы берет на себя хозяин.

Бербер сказал мне, чтобы я не переживал о них. Эти рабы уже несколько поколений в рабстве у его семьи. Их дед был в рабстве и отец, и их дети тоже будут. И еще сказал мне самую страшную вещь: «Ты думаешь, если я их сейчас отпущу, они смогут выжить?». Я даже опешил от этого. Ведь, правда, они как цирковые медведи, которые умеют кататься на велосипеде, но уже не способны выжить в дикой природе. Я только никогда не думал, что такое может быть с людьми.

НУАКШОТ

Прилетел я в столицу Мавритании Нуакшот. Из аэропорта до отеля я взял лучшее такси, которое там было, — Мерседес 1979 года выпуска. Стекол в машине не было. Ручки двери тоже не было, как и замка. Поэтому отсутствие стекол было очень разумным — удобно было держать дверь, чтобы она не открывалась на ходу. Но была проблема: так как стекол не было, то в окна сильно задувало песок. Впрочем, для этого в полу салона была вырезана большая дыра, в которую песок можно было сгребать ногой.

Таких машин в Мавритании большинство. Франция и Германия вместо того, чтобы задорого утилизировать свое старье на родине, привозят этот металлолом в Мавританию и продают за копейки, только чтобы отбить доставку.

Первое, на что обращаешь внимание в Нуакшоте, — везде песок. На тротуаре, на дороге, в комнатах, в магазинах, в ботинках, в карманах, в бумажнике, на зубах. Я вначале поражался — как такое может быть. Пью воду — песок скрипит на зубах, ем мороженое — опять скрип на зубах. Чтобы ты не ел или пил — оно будет скрипеть. Оказалось все просто — ветер гонит песок из пустыни, и мелкие частички песка постоянно находятся в воздухе. Поэтому песок на зубах всегда и везде.

Утром встретился со своим гидом бербером. Одет он был в традиционный наряд богатых мавританских мужчин, который выглядит как огромное белое пончо, нижние концы которого соединены между собой по бокам, а на груди сделан большой карман под левую руку. Представили? Это тяжело представить со слов. На фотографиях посмотрите, я не смогу более внятно это описать. Сверху этого всего повязывается синий шарф. Называется вся эта сбруя — буба. Зажиточные берберы носят эту одежду повсеместно — она отличает их от местных африканцев. Это своего рода униформа для них. Помните, как у нас в свое время красные пиджаки были?

Нуакшот — город крошечный. Практически все тротуары занесены песком. Подавляющее большинство зданий — бетонные коробки в два-три этажа. Более-менее высоких зданий в городе всего несколько. Город откровенно грязный и бедный.

Самое центральное место города — это Большая Мечеть, которую построили на деньги Саудовской Аравии. Мечеть красивая — вопросов нет. Саудиты на мечетях руку набили, да и денег не жалеют на это дело. Но вокруг разруха, песок, развалины и мусор.

Напротив Мечети стоит самое высокое здание Нуакшота — бизнес-центр на целых 9 этажей. Может, сейчас уже отстроили более высокие здания, но тогда оно было единственным.

Я подумал, что можно подняться на крышу здания и сделать оттуда панораму города. Гид замялся, мол, на крыше никогда не был. Заходим в здание, поговорили с охранником. Ну, как он туристу откажет? Поднимайтесь, говорит, вон там лифт. Лифт действительно стоял на первом этаже, доброжелательно распахнув нам свои двери.

Зашли с гидом в лифт. Стоим, ждем. Ну, а я что? Может, так надо. Я стою, он стоит. Я жду. Он стоит. Проходит минута. Я смотрю на гида. Гид смотрит в потолок. Я жду. Он стоит. Вторая минута. Я спрашиваю, а что ждем-то? Гид — ну, так сейчас же поехать должны. Тут я понимаю, что он просто никогда не ездил в лифте. Жму кнопку с цифрой 9 — лифт начинает движение, на лице гида восторг. Магия!

РЫБНЫЙ БАЗАР

Главная достопримечательность Нуакшота — это, конечно, Рыбный Базар. Много раз я видел эти фотки в интернете — вереница разноцветных лодок вдоль берега океана.

Запах начинает чувствоваться где-то за километр до Базара. По мере приближения запах усиливается. На самом рынке воняло страшно. Не помогал даже бриз с океана. Мы прошли через базар, на котором разделывали рыбу, все что-то кричали, таскали корзины с рыбой, грузили в машины — короче, локальный Армагеддон на фоне запаха гнилой рыбы. Запомнился громадный, голый по пояса громила, который рубил рыбу-меч огромным тесаком на такие же громадные куски. Я хотел его сфотографировать, но он, глядя на меня, так лихо прокрутил над головой тесак, что фоткать я резко передумал.

Пройдя через рынок, мы вышли к океану. Длинные огромные расписанные лодки стояли рядами на песке, еще больше лодок было в океане. На берегу сидели несколько сотен женщин в национальных нарядах и ждали возвращения рыбаков с уловом. Сюрреалистичное зрелище.

Я достал фотоаппарат и попытался снять окружающую действительность — местные стали что-то угрожающе кричать. Кто-то кинул в мою сторону камень. Дородная тетка, замотанная с ног до головы в какие-то цветастые платки, замахнулась на меня огромным тунцом, держа его за хвост. Я даже успел подумать, что это унизительно, когда бьют рыбой, уж лучше камнем. Спас ситуацию гид, который резким командным голосом что-то прокричал толпе. Рыбаки тут же сникли и разошлись.

Неожиданно толпа пришла в движение — к берегу прибывала первая лодка с уловом. Лодка на скорости уткнулась в прибрежный песок, ее тут же подтянули дальше на пляж.

Пока все были заняты, я смог сделать парочку фоток. Потом к лодке потянулась вереница грузчиков. Рыбу из лодки вываливали в громадные корзины и ставили их на головы грузчиков. Грузчики тащили корзины на рынок и разносили их по лоткам.

За каждым грузчиком следовали местные пацаны и подбирали упавшие с корзины рыбины. Что упало — то пропало, пацанов за это не наказывали.

ЯЗЫК, ЕДА, ВАЛЮТА

В Мавритании не говорят на английском. Только местный язык и французский. Причем английский не знают ни в отеле, ни в аэропорту, ни в ресторанах — нигде. Желание понять тебя у них отсутствует напрочь. Если белый — значит француз, если француз — значит должен говорить на французском, не говоришь на французском — значит больной, о чем говорить с больным?

Еда здесь очень простая. Обычно это дешевый привозной рис очень плохого качества. Если есть немного денег, то рис с рыбой. В Мавритании с рыбой проблем нет. В железную миску наваливают кучу риса и сверху кидают пару кусочков рыбы и вареных овощей.

Во всех заведениях посуда исключительно железная, иногда рис наваливают просто на промасленную оберточную бумагу. Если человек зажиточный, то он говорит официанту сумму, на которую хочет поесть, и ему на эти деньги наваливают сверху риса тушеную курятину. Выглядит не очень аппетитно. Вот что реально у них вкусно, так это верблюжатина на гриле. Пьют в основном кофе и зеленый чай. Черного чая нет принципиально. Из деликатесов рекомендую верблюжий сыр местного производства. Штука специфическая, но вкусная.

Местная валюта называется угия. В магазинах, кафе и гостинице принимают евро. Но каждый раз курс обмена произвольный и зависит исключительно от продавца. Обычно собирается большая толпа народа и начинается общее обсуждение, по какому же курсу принять у туриста его жалкие евро. В Мавритании не любят торговаться. Берберы — народ гордый и считают это ниже своего достоинства.

Ввоз и вывоз национальной валюты запрещен. Всю валюту, которая ввозится в страну, надо декларировать. На обратном пути таможня проверяет остатки наличности. Все угии, которые найдут на отлете, — изымают. Если найдут, конечно. У меня не нашли.

В Мавританию стоит приехать. Хотя бы для того, чтобы поговорить с настоящими рабами и осознать, насколько для тебя самого ценна свобода. Правда, потом еще пару дней отовсюду будет сыпаться песок.

Когда я прилетел из Мавритании в Сенегал и на паспортном контроле протянул паспорт, из него прямо на стойку начал сыпаться песок. «Из Мавритании?» — понимающе кивнул пограничник.


Подробней о самых опасных и экзотических странах можно прочесть в моей новой книге «ДВА МИЛЛИОНА КИЛОМЕТРОВ ДО МЕЧТЫ».  Более 300 авторских фотографий и 468 страниц полных приключений и юмора.  Книгу можно заказать здесь: www.aroundworld.com.ua


© Константин Симоненко, 2021

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel


807 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.