ЛИБЕРИЯ

ОКТЯБРЬ 2016, ЯНВАРЬ 2019

Либерия — страна с фантастической историей. Не знаю, нравится ли Вам читать исторические предисловия, но тут без этого не обойтись. Я всегда детально изучаю историю страны, в которую еду, чтобы понимать, как они дошли до жизни такой, почему их развитие пошло именно по такому пути. Это очень интересно. Постараюсь коротко, но все же рассказать их удивительную историю.


После того, как в США отменили рабство, у американских сердобольных демократов возникла идея вернуть освобожденных рабов обратно в Африку. Демократы мечтали, чтобы освобожденные рабы создали в Африке по-настоящему свободное государство. Ведь кому, как не бывшим рабам, ценить свободу. Они собрали деньги и купили кусок территории на Западном побережье Африки. В течение нескольких лет туда переселяли освобожденных рабов. Правда, количество желающих вернуться на историческую родину было катастрофически мало. Тем не менее, пару тысяч бывших рабов все-таки переехали. В 1824 году колония получила название Либерия, и вскоре она провозгласила свою независимость.

Очутившись на исторической родине, бывшие американские рабы совсем не спешили возвращаться к своим историческим корням. Совсем наоборот. Всех местных чернокожих они считали дикарями, а себя — просвещенными американцами. Немного окрепнув как государство, либерийцы начали войну против местных племен, захватив изрядные территории соседних стран. Всех пленных они обратили в рабство и создали точную копию американского юга до отмены рабства, только уже в качестве белых рабовладельцев выступали они сами. Либерийцы даже создали целую идеологию о том, что они избранный народ, который превосходит все местные народности и племена.

По истории Либерии написаны сотни книг и научных трудов. Социологи всего мира ломают головы, как же так получилось, что бывшие рабы снова построили рабское общество. К концу 20 века в Либерии накопилось столько экономических и социальных проблем, что в 1989 году здесь вспыхнула полномасштабная гражданская война, которая шла 14 лет и полностью опустошила и так небогатую страну. В довершение всего в 2014 году Либерию накрыла эпидемия Эболы, которая унесла жизни нескольких тысяч человек и окончательно добила экономику.

ДЕРЕВНЯ

Единственный международный аэропорт Либерии находится в полутора часах езды от столицы Монровии. По пути я решил заехать в несколько деревушек и посмотреть, как живут местные в глубинке.

Самой крупной деревней на пути было поселение племени Баса, одного из четырех, которые населяют территорию Либерии. Подъезжаю к деревне и сразу нахожу старосту, которого здесь уважительно называют «чиф». Захожу в сколоченную из фанеры избушку. Чифом оказывается старенький дедушка в цветастой рубашке, но с посохом вождя. Дедушка понятия не имеет, где находится Украина, впрочем, его это и не сильно занимает.

Дедушка очень живой и сразу пытается продать мне партию каучука задешево и без посредников. Очень разочаровывается, узнав, что я приехал не за каучуком, а просто сфотографировать жизнь деревни. Впрочем, он быстро берет себя в руки и начинает торговаться насчет единого социального взноса в фонд развития деревни.

Дедушка не знает, что я одессит, и торговаться люблю и умею. Намекаю ему, что через 5 километров есть другая деревня, где и взносы дешевле, и каучук свежее. Дедушка умеряет аппетит, и мы бьем по рукам. Он выходит из своей хижины и объявляет, что этот странный белый очкарик — его гость. Никто не утруждается запомнить мое имя, так и говорят — белый в очках от чифа.

Деревня большая, поэтому чиф дает провожатого, который будет доносить до жителей решение вождя. В деревне проживает порядка 800 человек. Электричества нет, канализации нет, водопровода нет. Собственно говоря, ничего нет. Готовят на открытом огне, разводя костры в специальных ямах, обложенных камнями, или в железных бочках.

На ужин идет все, что поймали или нашли за день. В основном это мелкая рыбешка, выловленная в местных озерах, и протертые каши из дикорастущих злаков. Меня постоянно пытаются угостить то кашей, то рыбешкой, то какими-то жареными хомяками. Я вежливо отказываюсь, глотать антибиотики следующую неделю в мои планы не входит.

Единственный доход деревни — это добыча натурального каучука и продажа его оптовым покупателям из столицы. Чтобы освободить место под каучуковые плантации, местные нещадно вырубают окружающий лес, выжигают его, а потом засаживают каучуковым деревом.

Каучук добывают, как и сотню лет назад, просто надрезая кору и по капле собирая смолу. Оптовые компании покупают сырье за копейки, зная, что местным деваться некуда, и это их единственный источник существования. Кроме каучука, местные разводят кур и выращивают некоторые овощи, но этого хватает, только чтобы частично покрыть свои же нужды.

За мной постоянно следуют дети, многие из них видят белого первый раз в жизни. В деревне очень широко распространен детский труд. Я постоянно видел, как местные детишки разгружали машины и тащили груз внутрь деревни, прямо как муравьи, цепочкой бегая туда и обратно.

Единственный источник воды в деревне — это колодец. Воду оттуда носят тоже дети, иногда по трое таща огромные канистры из-под масла. Вода мутная, с ярко выраженным запахом тины.

Постепенно я вышел к центру деревни. Вся культурная жизнь сосредоточена именно здесь. На главном пустыре идет распродажа гуманитарной помощи, когда за доллар можно купить любую вещь из вороха разной одежды. Конечно же, это секонд-хенд, который собирали сердобольные граждане Евросоюза, желающие помочь бедной Африке.

Увы, гуманитарная помощь почти никогда не добирается до своих получателей бесплатно, она им продается теми, кто эту помощь распределяет. Увидев меня, продавщица обрадованно достает из вороха одежды футболку размера XXL. Жители деревни все худые и явно не переедают, потому я для нее единственный вариант сбыть неходовой размер. Опять вежливо отказываюсь. По-моему, местные меня начинают считать нищебродом: каучук не купил, футболку не купил.

Здесь же располагается самое тусовочное для молодежи место — дискотека. Деревянная хибарка, старый ноутбук, подключенный к автомобильному аккумулятору, и оглушительный рэп из колонки, подвешенной на веревочке к крыше. Молодежь не танцует, сидит на корточках и вовсю смотрит на белого, каким-то неведомым образом оказавшегося на их тусовке. Они смотрят на меня, я смотрю на них. С подростками в Африке надо быть всегда настороже, они всегда очень вспыльчивые и немного дурные.

В целом гнетущее впечатление осталось от посещения этой деревушки. Так живет большинство населения Либерии. Вроде 21-й век, и космические корабли вышли за пределы Солнечной системы, а вроде как и в каменном веке с натуральным хозяйством.

ЭКОНОМИКА И КРИМИНАЛ

Вы удивитесь, но нищая Либерия обладает вторым по величине торговым флотом в мире. Это по бумагам, конечно, большинства кораблей здесь никогда не было и не будет. Дело в том, что в Либерии крайне низкие налоги для владельцев торговых судов, и многие регистрируют свои корабли под либерийским флагом. Процедура выдачи либерийской регистрации настолько простая, что ее можно получить в любом крупном торговом порту через авторизированных представителей буквально за несколько часов.

Собственно плата за регистрацию и ежегодные отчисления за право вести деятельность под флагом Либерии и есть основной источник дохода государства. Вторым источником является добыча и продажа на экспорт каучука, который, как я описывал выше, выращивают местные жители.

Никаких производств, туризма или других источников дохода в Либерии нет. Поэтому безработица достигает рекордных, даже для Африки, показателей — 85 % населения не имеет постоянной работы. Более половины населения живет меньше чем на один доллар в день.

Все это, конечно, сказывается на криминальной ситуации в стране, особенно в столице Монровии. Практически все более-менее приличные дома ограждены заборами с колючей проволокой или битым стеклом по периметру. Особо богатые дома целиком опоясывают решеткой, как тюрьму строгого режима. Возле каждого приличного, по африканским меркам, офиса стоит вооруженный охранник.

МОНРОВИЯ

Будучи выходцами из США, местные во всем пытаются им подражать. Правда, это почему-то касается больше атрибутики, чем экономики, борьбы с коррупцией и демократии. Тем не менее, флаг Либерии — почти точная копия американского, с той лишь разницей, что флаг Либерии состоит из 11 чередующихся красных и белых полос, а звезда лишь одна. Даже сама столица Монровия названа в честь американского президента Джеймса Монро, при котором и было принято решение о создании Либерии.

Сама по себе Монровия почти ничем не отличается от других столиц беднейших стран Африки. Такая же грязь на улицах, такая же хаотичная застройка. Уличная торговля занимает все свободное место тротуаров. Желтые китайские тук-туки вместо такси. В целом все, как везде в Африке.

Самая интересная достопримечательность Монровии — это заброшенный ОТЕЛЬ «ДУКОР». Когда-то это был суперэлитный отельный комплекс, принадлежащий «Интерконтиненталю». Но начавшаяся гражданская война поставила крест на туристах, бизнесменах и вообще любых посетителях отеля. Вскоре он превратился в руины и место обитания бомжей и наркоманов.

 

Сейчас отель обнесли колючей проволокой и охраняют. Но редкие туристы всего за 2-3 доллара охране без проблем могут туда попасть. Отель, конечно, оставляет гнетущее впечатление, как будто побывал в Припяти в запретной зоне Чернобыльской атомной станции, где я тоже был несколько раз.

Зато оттуда открывается замечательный вид на океан и местные трущобы Вест-Пойнта. Раньше это был бедный рыбацкий поселок, но после гражданской войны сюда стали селиться все, кто потерял кров, и вскоре это место превратилось в самый криминальный район столицы. Это ведь у нас принято, что все богатые селятся на первой линии от океана. В Африке наоборот: чем дальше от океана, тем престижнее.

Второе место, которое можно посетить, называется CENTENNIAL PAVILION. Собственно, это единственная архитектурная достопримечательность Монровии. Здесь множество всяких монументов и монументиков в честь освобождения, борьбы и «не сдадимся никогда». Здесь приносят присягу президенты страны и проходят разные торжественные мероприятия.

К «Павильону» примыкает Национальный музей, в котором, как это принято в Африке, категорически запрещено фотографировать. Прямо перед музеем стоит интересная скульптурная композиция, которую достаточно тяжело описать словами.

Это земной шар, вокруг которого обмотана лента с флагами всех стран мира. Лента, в свою очередь, превращается в руку, держащую Женевскую конвенцию. Напротив шара стоят дети, которые, то ли тянутся к нему, то ли заслоняются от него. Представили?

Вот тут-то меня и попытались ограбить. Боковым зрением я увидел, как группа молодых людей заходит к памятнику с разных сторон, при этом подавая друг другу знаки. Наивные, я вырос в городе, где про гоп-стоп даже песню сочинили. Быстро развернувшись, я сделал спринтерский рывок и заскочил в здание музея. Охранник музея сказал, что у меня хорошая реакция для моей комплекции. Один из лучших комплиментов, которые я когда-либо слышал.

ТУРИЗМ

Туризма здесь, конечно, нет. Еще пару лет назад Либерия была эпицентром страшной эпидемии Эболы, которая перекинулась на многие соседние страны Африки. До этого была многолетняя гражданская война. Да и смотреть здесь особо нечего. Но даже те редкие туристы, которые доехали до Либерии, сталкиваются с полнейшим пофигизмом местных и полным непониманием, как вести бизнес.

Вот пример. Договорился я с местным гидом, чтобы он повозил меня по Монровии, рассказал все и показал. Утром выхожу в условленное место — гида нет, час нет, полтора нет — появляется. В руках держит пачку каких-то лекарств, трясет ими и говорит, что очень заболел. Ну, окей, это нормальный африканский вариант. Дальше гид спрашивает: а где машина? Я удивляюсь, мол, откуда я знаю, где твоя машина. Тот, тут же забыв про страшную болезнь, с пеной у рта начинает доказывать, что я заказывал экскурсию на собственном транспорте.

Понятное дело, что вопрос я решил. Послал подальше гида и нашел таксиста, который на своей развалюхе показал мне все, что я просил. Благо государственный язык в Либерии английский, и с пониманием вопросов не было. Но вот такой у них подход. Туризма здесь еще долго-долго не будет.

Но самым запоминающимся в Либерии для меня был, как ни странно, ужин. Я к еде абсолютно ровно отношусь. Могу поужинать сникерсом, а могу поесть в лучшем ресторане города. Мне все равно. Но сникерсы кончились, и вечером я решил пойти поужинать в какое-то заведение. В отеле жило буквально несколько постояльцев. Везде было темно, и мне пришлось долго искать дорогу к ресторану почти в полной темноте.

Ресторан был тоже в полумраке, но вроде работал. Я сел за стол, мне принесли и поставили на стол энергосберегающую лампу на батарейке. Официант сказал, что меню у них нет, но есть курица. «Неси», — сказал я. Следующие сорок минут я сидел в полумраке и ждал курицу. В принципе я уже смирился, что буду ужинать жвачкой «Стиморол», которую нашел в кармане, но тут принесли ее! Лучшую курицу в моей жизни! Натертая чесноком и какими-то местными пряностями, запеченная на углях до хрустящей корочки! До сих пор помню это фантастическое блюдо.


Подробней о Либерии и других самых опасных и экзотических странах можно прочесть в моей новой книге «ДВА МИЛЛИОНА КИЛОМЕТРОВ ДО МЕЧТЫ».  Более 300 авторских фотографий и 468 страниц полных приключений и юмора.  Книгу можно заказать здесь: www.aroundworld.com.ua


© Константин Симоненко, 2021

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel


1 074 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.