ЧАД

НОЯБРЬ 2017 

«Одна из беднейших стран мира» — очень расхожая фраза, которой можно начать описание почти любой африканской страны. Но именно в Чаде эта фраза действительно отражает настоящую действительность.  Судите сами — более 80% населения страны живет за чертой бедности. Читать умеют менее 40% жителей. Безработица 60%.

Кроме того, в Чаде идут постоянные вооруженные конфликты между племенами, перманентно перерастающие в гражданскую войну. Последний раз серьезная заварушка была в 2008 году, когда партизаны взяли столицу Нджамену штурмом. Они три дня грабили город, но взять штурмом Президентский дворец так и не смогли.

ФОТОГРАФИРОВАНИЕ

В Чаде действует тотальный запрет на фотографирование. Местные свято верят, что  белый с фотоаппаратом похищает их души, наводит порчу или, в лучшем случае, гнусно шпионит на соседнее племя.  Причем, если в других африканских странах претензии к фотографам имеют в основном военные и полиция с целью изъятия лишних денежных средств, то в Чаде за фотографию без спроса можно реально получить камнем в голову от простого гражданского населения.

Конечно, в Чаде не все так плохо как в Северной Корее, но фотографировать нужно крайне осторожно. Когда я снимал на смартфон видео из окна автомобиля – меня заметил проезжающий рядом мотоциклист. Следующие 10 минут он ехал вслед за нами осыпая проклятиями и меня и водителя. На базаре почти все кадры были сделаны от живота. Пару раз меня хватали за руки и кричали в лицо что-то не совсем приятное.

За чашкой кофе мы разговорились со старейшиной из деревни в 30 километрах от столицы. Я спросил его, почему такое негативное отношение к фотографированию? Ведь они смотрят фильмы, там снимаются замечательные актеры, богатые, успешные. Душа у них на месте и никто их не проклинал. Или взять, к примеру, президента Чада, его фотографии висят на каждом углу, ведь с ним же все в порядке.

Ответ меня крайне озадачил:

– «Я понимаю когда снимают свадьбу, чтобы похвастаться убранством невесты и количеством гостей. Я понимаю когда делают фотографию на паспорт!

Но зачем и для чего фотографировать незнакомых тебе людей на улице, на базаре или нашу убогую деревню? Разве в ней есть что-то красивое? НОРМАЛЬНЫМ ЛЮДЯМ ЭТО В ГОЛОВУ НЕ ПРИДЕТ! 

Все это очень непонятно! А если не понятно, значит есть какой-то тайный умысел. Точно души воруете!!!»

И что мне было ему возразить? Рассказать, что фотки нужны для Фейсбука и моего сайта?

 ДРУГИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Для выезда за пределы столицы Нджамены, иностранцам нужно получать специальное разрешение и пройти регистрацию в полиции. Полицейский участок это огромный сарай без окон, с деревянным скамейками и сколоченными из досок столами. Вернее окна были, но в виде простых проемов в стене, без рам и стекол. Пришлось заполнить анкету на пять страниц с указание данных жены, папы, мамы, перечислить детей, адрес проживания, полный маршрут, приклеить две фотки и копию паспорта. Полицейский очень долго читал все страницы анкеты водя по ней пальцем. Наконец дойдя до конца, он вернулся на первую страницу и начал читать с начала. Думаю он бы читал ее до сих пор, если бы не скромный взнос в фонд помощи правоохранительной системы этой замечательной страны.

Без регистрации и думать нечего выезжать за город. Во-первых, на каждом блокпосту видя мое не местное лицо эту регистрацию требовали. Во-вторых, каждый день с 23:00 до 23:30 местный полицейский обходил гостиничные номера и проверял наличие постояльцев.

Обязательно нужно получить разрешение на фотографирование. С разрешением фотографировать все равно не разрешат, но хотя бы не посадят в тюрьму как шпиона застав с фотоаппаратом в руках.

НДЖАМЕНА

На удивление в Нджамене достаточно много памятников и даже весьма, по африканским меркам, неплохих. Фотографировать их нельзя, но они есть.

Самое знаковое место столицы это  PLACE DE LA NATION. Здесь стоит три очень крутых памятника – символы Чада. Но фотографировать на площади нельзя. Мало того, находиться посторонним иностранцам на ней тоже нельзя. В принципе мне так и сказали – иди домой! Но 5 минут разговора с сержантом, который понимал 10 слов на английском, растопило его железное сердце военного. Мы вместе рассматривали и обсуждали картинки на купюре в 5 тысяч CFA (8 евро), я даже оставил ему эту картинку, чтобы он лучше рассмотрел ее дома. И вот сержант принимает мудрое решение – фоткать на площади можно, но только с определенного ракурса, стоя спиной к какому то важному правительственному зданию.

Но памятники действительно симпатичные – арка, а под ней местный освободившийся от оков колониализма с флагом Чада в руках. Красивая скульптура. Вся площадь заставлена бетонными стилизациями под традиционные кувшины – отличная идея. Чуть дальше стоит глобус, зачем он там стоит никому не известно.

И на дальнем конце площади стоит еще одна композиция двух военных – парня и девушки на фоне буквы V – победа. Красивые памятники, зачем их прятать от туристов – совершенно не понятно.  Рядом с площадью располагалась огромная явно христианская церковь, но она была на реконструкции и нас туда не пустили.

Второе знаковое место и самая знаменитая улица это ПРОСПЕКТ ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ. Двухэтажные домики в колониальном стиле с обязательными аркадами на первом этаже – очень удобно, идешь по улице в тени, все магазинчики и торговые прилавки не на палящем солнце. На Проспекте располагаются основные банки и посольства, офисы и представительства. На удивление тут чисто, видимо это единственная улица которую убирают коммунальные службы.

Можно посетить НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ. Он очень убогий и маленький. На первом этаже еще есть какие-то интересные вещи, а второй этаж почти полностью пустой. Но во дворе музея стоит очень прикольная статуя африканки с планетой Земля в руке. Опять таки же повторюсь, памятники у них нормальные, не африканский сюр.

В  БОЛЬШУЮ МЕЧЕТЬ НДЖАМЕНЫ мне пробраться, увы, не удалось. Не пускают туда неверных. Мало того, мне не удалось ее даже нормально сфотографировать. Напротив мечети находится центральный полицейский участок и концентрация полиции в округе зашкаливает. Когда я только начал вытаскивать из кармана АйФон – мой гид сразу схватился за сердце.

ЦЕНЫ, ЯЩЕРИЦЫ, ГОСТИНИЦА, ЕДА

В Нджамене по африканским меркам все очень дорого. Все привозное. Везут из Камеруна, граница которого проходит в нескольких десятках километров от столицы. Кроме арахиса я вообще не видел ни одного местного продукта. Даже бутилированую питьевую воду  делают в Камеруне.

Нормального отеля меньше 80 долларов за сутки в Нджамене не найти. Нормальный это имеется в виду с унитазом и с хоть и ржавой, но водой. Местные едят в основном какие-то свои корнеплоды похожие по вкусу на картошку, все остальное им не по карману.

В городе огромное количество мелких ящерок. Они как мухи пробираются везде, в машины, в гостиничный номер. Но местные их не прогоняют, ящерки питаются комарами, а проблема малярии в Чаде стоит очень остро. В моем номере на 9 этаже жили сразу пять ящерок.

Рестораны в городе достаточно убогие и почти все представляют из себя вариант «злачных заведений» аля начало наших девяностых с обязательной музыкальной программой к полуночи и несъедобной едой. На удивление много китайский забегаловок, правда там отрава еще хуже.

В моем гостиничном номере на самом видном месте лежала памятка для туриста. На первой странице было перечислено, что НЕ рекомендуется туристу. Так вот первым номером было написано – НЕ приближайтесь к Президентскому дворцу и даже не пытайтесь его сфотографировать, а вторым пунктом – НЕ ходите в рестораны и другие увеселительные заведения после захода солнца.

ДЕРЕВНЯ ГАУИ, БЕЖЕНЦЫ

В 30 километрах от Нджамены находится уникальная деревушка Гауи. Когда-то это была «столица» местного племени и там сохранился «дворец» местного правителя в том виде, каким его построили сто лет назад.

30 километров вроде расстояние совсем не большое, но на его преодоление у нас ушло почти 3 часа. Дороги кончаются сразу за знаком «Нджамена». Дальше идет треш в виде убитого асфальта, огромных грузовиков которые занимают все полосы и чтобы с ним разминуться надо выезжать на обочину, упряжек с осликами, тук-туков, сотен мотоциклов которыми управляют прирожденные камикадзе и блокпостами каждые 5 километров.

По дороге мы несколько раз останавливались по моей просьбе. Первая остановка была возле ЛАГЕРЯ БЕЖЕНЦЕВ. В Чаде идет непрекращающаяся гражданская война и все беженцы бегут либо в Камерун либо поближе к столице. Лагерь это огромная территория огороженная забором, а внутри периметра стоят множество армейских тентов. Я вначале подумал, бедные люди. Потом я увидел их деревни и понял, что в принципе беженцы очень даже неплохо устроились.

Те беженцы которые не поместились в лагерь строят хибарки прямо под забором. Содержание этих лагерей идет за счет международной помощи и фондов ООН. По большому счету попасть в лагерь беженцев это большая удача.

Второй раз я попросил остановится посмотреть лагерь кочевников. Но только я вышел из машины, как ко мне уже бежали недовольные местные с явно недобрыми намерениями. Я ретировался. Фотки я все равно сделал на обратном пути из машины — обыкновенные переносные лачуги из палок, шкур и дерюги. Если в столице еще как то сохраняется цивилизация, то за городом полная нищета.

ДЕРЕВНЯ ГАУИ произвела на меня  впечатление. Дворец выглядит аутентично. Двухэтажная глиняная постройка с торчащими «воздухозаборниками» сделанными из разбитых пополам кувшинов. Окошки больше похожи на иллюминаторы затянутые сеткой от комаров. Быт на уровне позднего бронзового века. Единственные украшения – красивая роспись по стенам. Смотришь на этот «дворец» и думаешь, если так жили правители, то как же влачили свое существование простые поданные.

Пока я бродил по «дворцу» весть о приехавшем белом разнеслась по всей деревне. Когда я вышел за ворота, меня уже поджидала толпа местной ребятни.

Они начали передо мной танцевать, показывать какие то представления, дергать за шорты и всячески привлекать внимание. Фотоаппарата они не боялись абсолютно. Я делал фотки и показывал им на экране, что получилось. Они тыкали в экран пальцем узнавая себя и их это жутко веселило.

Но было понятно, что дети ждут подарков. Я чисто в шутку спросил, а хорошо ли дети учатся в школе? К моему удивлению, дети были явно готовы к такому вопросу и тут же притащили свои тетради. Оказывается, при местной мечети раз в неделю проводятся занятия на которых детей учат считать и писать. При том, что большинство их родителей безграмотны, а ближайшая школа находится в городе, это единственный способ хоть как-то бороться с неграмотностью.

Я достал подарки, которые купил заранее в Нджамене.  Я хотел вначале купить конфеты. Немного сомневался, как можно вообще продавать  конфеты на жаре +42, они же потекут. Но осмотрев местные конфеты я понял, что из натурального в них только бумажная обертка. В результате купил им 20 пачек печенья.

Я успел раздать всего три упаковки, после чего меня просто снесли. Детишки в едином порыве навалились на меня и достаточно профессионально завалили на песок,  пакет из рук выдрали и порвали майку. Самый шустрый пацаненок, выхвативший пакет,  понесся с ним вглубь деревни, а остальные детишки с жуткими проклятиями понеслись за ним вслед. Под громкий смех взрослого населения деревни я встал с песка, отряхнулся и подумал, что в следующий раз печенье буду отдавать старосте.

Отсмеявшись над моей порванной футболкой староста решил провести меня по деревне. Мы зашли к нему домой попить кофе. Его дом был самым зажиточным в деревне. Если стандартный дворик это 5 х 5 метров, то его дворик был в три раза больше и крыша у него была прибита гвоздями, а не просто прижата камнями. Многие удивляются, почему на жестяные крыши в африканских домиках навалены камни? Ответ прост – гвозди денег стоят, а камни бесплатные. Но главный признак достатка был в виде пластмассового бака для воды и забора сложенного из нормальных кирпичей и это был единственный такой дом во всей деревне.

Остальные дома в деревне в буквальном смысле сделаны из говна и палок. Из веток плетут каркас который потом обмазывают смесью глины и верблюжьего навоза. Стены не штукатурят. Иногда заборы разрисовывают достаточно прикольными узорами. В большинстве домов дверей нет. А если есть, то это просто кусок жести украденной на ближайшей свалке. Внутри дома нет ничего – голые стены и голый песок вместо пола. Обстановки нет, мебели нет. Есть котел, пара тарелок и кувшин. Иногда ковер. Все.

На всю деревню единственный источник воды – водокачка. Надо минут 5 качать рычаг прежде чем кран выплюнет порцию ржавой и мутной воды. Хорошо, что я видел эту водокачку до того, как меня пригласили на  кофе, которое я благоразумно не стал пить.

Жители деревни специализируются на гончарном производстве – лепят кирпичи и огромные кувшины для воды, обжигают, красят и продают. Кувшины и заготовки стоят по всей деревне.

Меня поразил пацаненок лет шести. Взрослые накидали на запряженную дохлой лошадкой повозку только что обожженные кирпичи, подсадили его на самый верх и пацан сам повез эти кирпичи продавать на рынок в столицу. В шесть лет. Сам!

Людей мне фотографировать строго запретили. Староста следовал за мной по пятам и вариантов скрытой съемки просто не было. А жаль. Жители деревни очень колоритные и очень очень бедные.


© Константин Симоненко, 2018-2020

Вся авторские права на эту статью, текст, фотографии и видеоматериалы принадлежат Константину Симоненко.  Любое использование либо копирование материалов этой статьи или ее части, а также фотографий или видеоматериалов  допускается лишь с разрешения правообладателя и только со ссылкой на источник: www.Konstantin.Travel




252 просмотров

Подпишитесь на рассылку новостей и не пропустите выхода моих новых статей о захватывающих и редких странах! Уведомления будут приходить не чаще двух раз в месяц.